КУРГАНСКИЙ ФИЛИАЛ
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Мы ВКонтакте
Архив записей
Статистика
Рейтинг@Mail.ru
Поиск по сайту
Служебная почта


Личный кабинет
Google Play
App Store
Печатное издание
Антиплагиат
ФРДО
Проверка подлинности дипломов Образовательную организацию искать "Курганский филиал РАНХиГС"
ссылки
РАНХиГС
Министерство науки и высшего образования РФ
Российское образование Федеральный портал
Единое окно доступа к образовательным ресурсам
Единая коллекция цифровых образовательных ресурсов
Федеральный центр информационно-образовательных ресурсов
Правительство Курганской области
Работа в России
Администрация г. Кургана
Проспект 45
Курганский областной студенческий отряд
 Акселератор социальных инициатив RAISE
 Общеакадемический конкурс лучших практик
Тотальный диктант - 2017
Интерактивный портал службы занятости населения Курганской области
ОБЩЕРОССИЙСКАЯ СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЕЛОВЫХ КОНТАКТОВ «SKILLSNET»
XXIX Всемирная зимняя Универсиада 2019 года в Красноярске
Главная » 2020 » Май » 2 » МЫ БУДЕМ ПОМНИТЬ ВАС ВСЕГДА!
12:24
МЫ БУДЕМ ПОМНИТЬ ВАС ВСЕГДА!
Студенты, преподаватели и сотрудники Курганского филиала РАНХиГС рассказали о своих родственниках, принимавших участие в Великой Отечественной войне.

Неверов Алексей Яковлевич, к.ю.н., доцент, зав.каф. государственного права:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фотография с фронта слева на фото мой дед.

«…ЖИТЕЛЮ БЛОКАДНОГО ЛЕНИНГРАДА»

Мы не видели войны. Мы не видели Той войны…

Наше поколение, родившееся в 60-е, прошло через другие войны. Но сейчас не о них… Сейчас о Войне, которая унесла 27 миллионов советских жизней, сейчас о войне, которая вошла в Историю Человечества, как самая страшная война, сейчас о Великой Отечественной…

Мы не видели Той войны, но мы знаем о ней, мы помним ее…

Мы – дети детей войны и внуки Победителей. Мы, последние, кто общался с ними, с теми, кто видел войну, с теми, кто прошел войну, с теми, кто выжил…

На нашем поколении, к сожалению, вероятнее всего, оборвется, та связующая нить, которая связывает тех, кто видел войну, с теми, кто живет, благодаря им.

Мне повезло, оба моих деда, пройдя войну, вернулись домой. Хотел написать, живыми и здоровыми, но это будет неправда. Один вернулся на костылях, а второй, сжимая в ладони орден «Красной звезды», так и не смог, без слез, рассказать, мне мальчишке, как там… было.

Те, кто прошел войну, те кто заглянул смерти в глаза, не любили рассказывать о войне… А может просто не могли…

Но о Той войне я знаю от отца…

Каждый День Победы, 9 мая, мама накрывала праздничный стол, а отец надевал парадную военную форму, на которой грозно перезванивались более десятка наград. А потом…, потом отец отстегивал от кителя одну из медалей, немного непохожую на остальные, не такую блестящую и сверкающую, клал ее на стол, прикрывал рукой и начинал рассказывать…

…После окончания второго класса, его, девятилетнего мальчишку, отправили на каникулы к бабушке с Украины в Ленинград. Когда началась война, об эвакуации даже не думали, а потом, уже к августу, оказалось, что поздно. Город был отрезан от большой земли. Да, и бабушка, по словам отца, не хотела никуда уезжать.

Тогда, летом 1941 года, никто и предположить не мог, что эта война, будет длиться страшные четыре года, 1318 дней, 900 из которых, будет длиться блокада Ленинграда. И все 900 дней, отец провел в осажденном городе.

…В первую же зиму умерла бабушка. Отец пришел из школы, а ее нет. Соседи по коммуналке, просто сказали, что ее больше нет. И он остался один...

Как он выжил, он объяснить не мог. Наверное благодаря людям, которые были рядом. Благодаря соседям, которые делились с ним тем, что было. Благодаря учительнице (когда отец говорил, что он ходил в школу, которая находилась рядом с домом в бомбоубежище, я не мог в это поверить), которая пыталась хоть как-то поддержать его и делилась с ним, как теперь можно понять, последним.

Мне сегодня, не передать весь тот ужас, который пришлось пережить отцу. Он вспоминал, как ходил на Неву, на прорубь, за водой, с бидончиком. И видел, как обессилевшие люди наклонялись к воде и… падали в воду. И их уносило под лед. А помочь им было некому.

Он вспоминал, как люди шли по улице и падали, чтобы уже не подняться. Как из домов выносили умерших и просто складывали их, рядом с парадным. А потом, приезжала похоронная команда и забирала умерших.

Он рассказывал, как выстаивал долгие очереди, чтобы получить на свою продовольственную карточку, несколько мороженных картофелин…

Он говорил, что страшнее воя сирен, бомбежек и обстрелов, к которым не сразу, но привыкли, было постоянное чувство голода. Что есть хотелось всегда.

Он рассказывал, что как однажды, соседка испекла лепёшки из столярного клея, опилок и картофельной кожуры. Эти лепешки показались ему самой вкусной едой на свете.

Он вспоминал, что того «детского» пайка, того маленького кусочка хлеба, который он получал, хватало лишь на несколько минут. Он говорил, что хлеб не ели, его отщипывали по кусочку, клали в рот и рассасывали, чтобы хватило на дольше.

Наверное, поэтому у нас в доме хлеб не просто уважали, его боготворили. Отец всю жизнь не мог себе позволить оставить недоеденным хоть кусочек хлеба, он собирал все до последней крошки.

Он рассказывал про бомбежки и обстрелы. О том, что сначала, услышав сирену, они спускались в подвал, оборудованный под бомбоубежище. А потом, когда сил от голода уже не было, просто ложились, укрывалась одеялом и лежали.

Как он выжил? Ни у него, ни у меня ответа нет.

Однажды, когда мне было лет 13-14, отец привез меня в Ленинград. Мы долго ходили по городу, как вдруг отец остановился, показал на дом и сказал: «Благодаря этому дому я жив». И рассказал еще одну историю.

…Это было весной 1942 года. Он шел по улице, когда завыла сирена – началась бомбежка. Район был незнакомый, где было ближайшее бомбоубежище он не знал, спрятаться было негде. И он просто забежал в ближайшее парадное. Он сидел в углу под лестницей, а дом сотрясался от взрывов.

Бомбежка длилась долго, около часа, но когда он вышел, он не узнал улицу – дома напротив не было. Вместо него, на огромную кучу кирпича, медленно оседала пыль. Вот так, зайди он в парадное напротив, я бы сейчас не писал эти строки.

Всю блокаду отец провел в осажденном городе, он не знал где его мама с маленькой сестренкой (они были эвакуированы в Узбекистан), не знал где отец. А его отец, мой дед, воевал совсем рядом – на Волховском фронте. При прорыве блокады в январе 1944 дед был тяжело ранен. Победу он встретил в госпитале.

В нашей семье хранится реликвия – фотография с фронта. На обороте надпись карандашом: «Дорогой, незабываемой жене Мирусе и любимой доче Белусе, в дни отечественной Войны, после взятия города Великие Луки, 20/I-1943. Жди меня, я Вернусь».

Вся семья собралась вместе только после Победы.

После войны отец поступил в военное училище и всю жизнь посвятил военной службе. Его уже давно нет с нами, – голодные блокадные годы не прошли бесследно. Но его рассказы о пережитом, я помню до сих пор.

Пойдя по стопам отца я тоже посвятил жизнь армии, мой сын, его внук – офицер-пограничник. Я горжусь им и верю, что такого ужаса, который пережили наши отцы и деды, больше не повторится... Не должно повториться!

Я не могу себе этого простить, но, к сожалению, награды отца не сохранились. Однако у меня, на всю жизнь, перед глазами, вытертая зеленоватая, необычная прямоугольная колодка, к которой прикреплена потемневшая от времени медаль, и надпись: «Жителю блокадного Ленинграда».

© А.Я. Неверов, 2020

Просмотров: 153 | Добавил: katarginad | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
avatar